Люди Божьи: как сердце откликается на чудо - «Стиль жизни» » Уютно как дома.
Создать акаунт
МАМА, ПАПА, Я - ИДЕАЛЬНАЯ СЕМЬЯ » Наши дети » Люди Божьи: как сердце откликается на чудо - «Стиль жизни»

Люди Божьи: как сердце откликается на чудо - «Стиль жизни»

21 окт 2023, 10:03
Наши дети / Тесты онлайн / СТАТЬИ / Бизнес / Здоровье / Мода / Отношения / Хороший ребёнок / Сонник / Диеты / Лучшая мама / Мир женщины
267
0
Люди Божьи: как сердце откликается на чудо - «Стиль жизни»

Все темы сайта разделены на несколько каталогов для всей семьи: В каталоге "Лучшая мама" - собраны статьи для и о прекрасных женщинах, лучших мамах. Он включает статьи о зачатии, беременности, родах, как оставаться всегда в самой лучшей форме, и быть здоровой, самой красивой, гостеприимной хозяйкой - мастерицей.



Дело происходило в начале девяностых. Оптинский монастырь тогда начал издавать Жития Святых. И я каждый месяц ездил туда, чтобы успеть приобрести очередной том. Раскупали книги быстро, а мне очень хотелось иметь все собрание Житий. Сейчас это может показаться смешным, но в ту пору многим не верилось, что свободу Церковь получила надолго. Вот и я торопился запастись христианской литературой — «пока опять не запретили».

В ту поездку мне посчастливилось кроме раззолоченного томика Житий прикупить еще несколько душеполезных книжек. С этим драгоценным багажом в рюкзаке я помолился в Введенском храме, приложился к мощам преподобного Амвросия, и отправился в обратный путь. Ехать нужно было на двух электричках с пересадкой. Под стук колес, в тепле вагона я как-то незаметно уснул.

И приснился мне хороший такой, добрый сон — Оптина Пустынь. Только не та, какой она была тогда, а другая — с достроенной уже колокольней, с восстановленными храмами, с золотыми крестами на куполах. Почему-то виделось это все в странном ракурсе — будто бы сверху, с большой высоты...

Проснулся я от радостного крика:

— О, мужичок, ну это ты попал!

Еще ничего не соображая открыл глаза и увидел вокруг себя толпу ухмыляющихся гопников. Человек десять, наверное. Постепенно начал понимать, что действительно — попал. Где-то в районе солнечного сплетения сразу образовался противный ледяной комок.

Один из хлопцев, самый куражливый, сел напротив меня и с деланным сочувствием покрутил головой:

— И как же это тебя так угораздило, а? Надо ж было тебе именно в этот вагон сесть...

Другой, менее говорливый, бесцеремонно выдернул у меня рюкзак из-под руки, сел рядом и принялся в нем рыться, перемежая свое занятие короткими вопросами:

— Мужик, водка есть, нет? Деньги есть, нет?

Остальная братва тем временем расселась на сиденьях через проход и сзади, предоставив разбираться со мной этим двоим. Больше в вагоне не было никого.

— Нету водки, ребята, — пробормотал я. — И денег тоже. На последние билет купил.

— Врешь, небось, — улыбнулся парень напротив. — А в рюкзаке у тебя чего лежит, колись, давай.

— Там книжки...

— Ты и читать умеешь? Ну молодец ваще. Дай-ка гляну, — он потянул на себя рюкзак, в котором рылся его товарищ, и вытащил оттуда томик Житий Святых. Повертел его в руках, и с какой-то совсем уж нехорошей улыбкой протянул:

— Так ты еще и... это...

Развернулся к своим и крикнул:

— Пацаны, смотри чего тут! Мужичок-то еще и богомольный!

Все происходило слишком быстро, я даже испугаться как следует не успел. Просто понимал, что сейчас будет какое-то гадкое продолжение, которое вряд ли закончится для меня хорошо. Видимо, гопники, приняв меня за поездного бомжа, решили позабавиться на всю катушку.

И тут с сиденья через проход поднялся невысокий, но крепко сбитый парень, до этого что-то оживленно рассказывавший приятелям. Внимательно посмотрел сначала на книгу, потом на меня — бородатого, растрепанного, в телогрейке и в разбитых сапогах:

— Ты не из Козельска едешь? Не из монастыря?

— Да, из Оптиной Пустыни.

Дальше события начали разматываться как бы в обратную сторону, причем, столь же стремительно. Невысокий парень тут же подсел к нам и развернулся к моему соседу:

— Так, быстро отдал ему рюкзак.

Тот замешкался, непонимающе.

— Я сказал — быстро. И книгу на место положи.

Куражливый сосед протянул мне рюкзак, со словами:

— Извини, мужик, обознались, — и пересел назад. Коренастый дружески хлопнул его по спине:

— Ты не подумай, мы не бандиты. Просто выпили ребята, догнаться хотели. Ну и решили — может, у тебя есть.

— Я и не думаю... Все нормально... — уже бодрее ответил я, чувствуя, как ледяной комок в животе начинает потихоньку таять.

Коренастому явно хотелось пообщаться:

— Я вообще-то спортсмен. У нас парашютный клуб здесь, в Воротынске. А про Козельск я чего спросил — мы там в прошлом году на соревнованиях были. Прыгали на поле за рекой, прямо напротив монастыря. Никогда не забуду — самолет идет тысячи две метров. Внизу сплошные облака, серые, тяжелые. И вдруг — ровный такой круг в облачности, как по циркулю. А в нем — Оптина. Белые стены, башенки по углам... Как игрушка. Прикинь, кругом — облака, а над монастырем — солнце! Я тогда подумал — нет, что-то там точно есть. Не просто так все это. Ну, ты понимаешь, о чем я, да?

— Понимаю, — улыбнулся я. — Конечно, понимаю. Рад, что ты это увидел.

— Да, увидел... Так что ты не думай. Извини, что так вышло.

Тут электричка начала притормаживать, и братва потянулась к выходу. Все по очереди попрощались со мной за руку. Их лица теперь уже не казались мне бандитскими. Хотя, конечно, еще неизвестно, как все могло обернуться, если бы не... И вот тут вопрос — а
что именно «...если бы не»? Как это можно назвать?

В книге Деяний есть место, которое я часто вспоминаю. Когда апостол Павел в Коринфе столкнулся со злобой своих соплеменников и хотел уйти проповедовать Евангелие язычникам, Бог остановил его неожиданным аргументом: ...Господь же в видении ночью сказал Павлу: не бойся, но говори и не умолкай, ибо Я с тобою, и никто не сделает тебе зла, потому что у Меня много людей в этом городе.

Нет, конечно же я не равняю себя с апостолом Павлом. Но вот это — не бойся, у Меня много людей в этом городе — не дает мне покоя. Кто они, эти люди Божьи вокруг нас, еще не проявившие себя как христиане, но уже причисленные Богом к своим? Как научиться видеть их? И в каком месте их нет, если даже в лихие девяностые, в пустой электричке среди десятка грабителей оказался парень, сердце которого когда-то откликнулось на увиденное в Оптинском небе чудо?


Дело происходило в начале девяностых. Оптинский монастырь тогда начал издавать Жития Святых. И я каждый месяц ездил туда, чтобы успеть приобрести очередной том. Раскупали книги быстро, а мне очень хотелось иметь все собрание Житий. Сейчас это может показаться смешным, но в ту пору многим не верилось, что свободу Церковь получила надолго. Вот и я торопился запастись христианской литературой — «пока опять не запретили».В ту поездку мне посчастливилось кроме раззолоченного томика Житий прикупить еще несколько душеполезных книжек. С этим драгоценным багажом в рюкзаке я помолился в Введенском храме, приложился к мощам преподобного Амвросия, и отправился в обратный путь. Ехать нужно было на двух электричках с пересадкой. Под стук колес, в тепле вагона я как-то незаметно уснул. И приснился мне хороший такой, добрый сон — Оптина Пустынь. Только не та, какой она была тогда, а другая — с достроенной уже колокольней, с восстановленными храмами, с золотыми крестами на куполах. Почему-то виделось это все в странном ракурсе — будто бы сверху, с большой высоты. Проснулся я от радостного крика: — О, мужичок, ну это ты попал! Еще ничего не соображая открыл глаза и увидел вокруг себя толпу ухмыляющихся гопников. Человек десять, наверное. Постепенно начал понимать, что действительно — попал. Где-то в районе солнечного сплетения сразу образовался противный ледяной комок. Один из хлопцев, самый куражливый, сел напротив меня и с деланным сочувствием покрутил головой: — И как же это тебя так угораздило, а? Надо ж было тебе именно в этот вагон сесть. Другой, менее говорливый, бесцеремонно выдернул у меня рюкзак из-под руки, сел рядом и принялся в нем рыться, перемежая свое занятие короткими вопросами: — Мужик, водка есть, нет? Деньги есть, нет? Остальная братва тем временем расселась на сиденьях через проход и сзади, предоставив разбираться со мной этим двоим. Больше в вагоне не было никого. — Нету водки, ребята, — пробормотал я. — И денег тоже. На последние билет купил. — Врешь, небось, — улыбнулся парень напротив. — А в рюкзаке у тебя чего лежит, колись, давай. — Там книжки. — Ты и читать умеешь? Ну молодец ваще. Дай-ка гляну, — он потянул на себя рюкзак, в котором рылся его товарищ, и вытащил оттуда томик Житий Святых. Повертел его в руках, и с какой-то совсем уж нехорошей улыбкой протянул: — Так ты еще и. это. Развернулся к своим и крикнул: — Пацаны, смотри чего тут! Мужичок-то еще и богомольный! Все происходило слишком быстро, я даже испугаться как следует не успел. Просто понимал, что сейчас будет какое-то гадкое продолжение, которое вряд ли закончится для меня хорошо. Видимо, гопники, приняв меня за поездного бомжа, решили позабавиться на всю катушку. И тут с сиденья через проход поднялся невысокий, но крепко сбитый парень, до этого что-то оживленно рассказывавший приятелям. Внимательно посмотрел сначала на книгу, потом на меня — бородатого, растрепанного, в телогрейке и в разбитых сапогах: — Ты не из Козельска едешь? Не из монастыря? — Да, из Оптиной Пустыни. Дальше события начали разматываться как бы в обратную сторону, причем, столь же стремительно. Невысокий парень тут же подсел к нам и развернулся к моему соседу: — Так, быстро отдал ему рюкзак. Тот замешкался, непонимающе. — Я сказал — быстро. И книгу на место положи. Куражливый сосед протянул мне рюкзак, со словами: — Извини, мужик, обознались, — и пересел назад. Коренастый дружески хлопнул его по спине: — Ты не подумай, мы не бандиты. Просто выпили ребята, догнаться хотели. Ну и решили — может, у тебя есть. — Я и не думаю. Все нормально. — уже бодрее ответил я, чувствуя, как ледяной комок в животе начинает потихоньку таять. Коренастому явно хотелось пообщаться: — Я вообще-то спортсмен. У нас парашютный клуб здесь, в Воротынске. А про Козельск я чего спросил — мы там в прошлом году на соревнованиях были. Прыгали на поле за рекой, прямо напротив монастыря. Никогда не забуду — самолет идет тысячи две метров. Внизу сплошные облака, серые, тяжелые. И вдруг — ровный такой круг в облачности, как по циркулю. А в нем — Оптина. Белые стены, башенки по углам. Как игрушка. Прикинь, кругом — облака, а над монастырем — солнце! Я тогда подумал — нет, что-то там точно есть. Не просто так все это. Ну, ты понимаешь, о чем я, да? — Понимаю, — улыбнулся я. — Конечно, понимаю. Рад, что ты это увидел. — Да, увидел. Так что ты не думай. Извини, что так вышло. Тут электричка начала притормаживать, и братва потянулась к выходу. Все по очереди попрощались со мной за руку. Их лица теперь уже не казались мне бандитскими. Хотя, конечно, еще неизвестно, как все могло обернуться, если бы не. И вот тут вопрос — а что именно «.если бы не»? Как это можно назвать? В книге Деяний есть место, которое я часто вспоминаю. Когда апостол Павел в Коринфе столкнулся со злобой своих соплеменников и хотел уйти проповедовать Евангелие язычникам, Бог остановил его неожиданным аргументом: .Господь же в видении ночью сказал Павлу: не бойся, но говори и не умолкай, ибо Я с тобою, и никто не сделает тебе зла, потому что у Меня много людей в этом городе. Нет, конечно же я не равняю себя с апостолом Павлом. Но вот это — не бойся, у Меня много людей в этом городе — не дает мне покоя. Кто они, эти люди Божьи вокруг нас, еще не проявившие себя как христиане, но уже причисленные Богом к своим? Как научиться видеть их? И в каком месте их нет, если даже в лихие девяностые, в пустой электричке среди десятка грабителей оказался парень, сердце которого когда-то откликнулось на увиденное в Оптинском небе чудо?

Смотрите также:


Комментарии
Минимальная длина комментария - 50 знаков. комментарии модерируются
Комментарии для сайта Cackle





Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика